НовостиМузыкаТекстыБлижний Круг
Ну, что же, сказал мой дядя. Теперь, когда ты не поступил в этот свой театральный институт, о чём тебя все предупреждали, единственный способ пережить эту неудачу— это устроиться на настоящую мужскую работу, и доказать себе самому что ты кем-то являешься. Ты поймёшь, что все эти неудачи — временное явление. Они постоянно сменяются новыми.
- Отлично, дядя, ответил я. И какая же это работа, с помощью которой я смогу перестать чувствовать себя неудачником?

- Я бы советовал тебе начать с самого простого. Простое, кстати, это не значит лёгкое. Ты готов попробовать?

- Да, безусловно.

- Ну, тогда собирайся. Завтра в восемь утра мы подхватим тебя на перекрёстке, и поедем в Кронштадт. Одевайся потеплее, всё-таки минус двадцать.

- А кем я буду работать? Что мне предстоит делать?

- Завтра всё узнаешь. Должность не требует особой подготовки, и в штатном расписании нашей бригады называется достаточно просто - «хуярщик».

Остаток вечера и часть ночи я провёл в раздумьях о том, что же может скрываться за таким поэтичным наименованием, и сам не заметил, как заснул. Рано утром я погрузился в транспортное средство —ржавый жигуль, и познакомился со своими новыми коллегами.

Компания была в высшей степени интересная. Мой дядя — программист, кандидат наук, человек, переживший в своей жизни множество взлётов и падений, добивавшийся успеха на разных поприщах, а потом терявший всё мгновенно, окончательно и бесповоротно, его товарищ — доктор каких-то других наук, выполнявший в бригаде функции директора и организатора, а также водитель — человек не в меньшей степени достойный и высокоучёный чем два его спутника.

В багажнике жигуля с характерным звуком стучали друг об друга баллоны с пропаном и кислородом. Мы ехали в Кронштадт. Все люди, ехавшие в этом дырявом автомобиле не могли найти себе лучшего применения, чем способствовать самому простому способу коррупции — воровству металла. Но нас можно было понять - на улице стояла холодная зима 1994 года по земному летоисчислению.

По приезду на место мне в руки был вручён Инструмент Хуярщика — на бытовом языке называемый просто «лом». Этим самым ломом необходимо было собственно хуярить —то бишь бить по металлу. Когда резчик режет газовой горелкой металл, шов прихватывается расплавленными брызгами, а хуярщик способствует отделению отрезанного куска.
Хочется отметить, что я, к сожалению, никогда не обладал особенной физической силой. Первое время любая операция с ломом вызывала весёлый смех моих коллег. Толку от моей работы было не очень много, в отличии от шума; Но через некоторое время у меня стало получаться хуярить достаточно ловко, и я начал ощущать некоторые уплотнения мышечной ткани, как раз в тех местах где у серьёзных мужиков должны находиться бицепсы и трицепсы.

Всё в этой жизни — творчество, говорил я сам себе замахиваясь ломом на очередной кусок металла. Вот если я сейчас ударю его правильно, и он отвалится с первого раза, то можно сказать, что я заслужил неслышимые аплодисменты невидимой публики. И я ударял по металлу, аплодировал сам себе в своей голове, и хуярил дальше, представляя себя как минимум Солженициным, вынашивающим в себе гениальные произведения в тот момент, пока физический труд облагораживает меня и приближает к тому, чтобы стать достойным членом общества.

По прошествии некоего времени в нашей бригаде произошли изменения — был закуплен дополнительный набор для разрезания металла, и я был повышен с должности хуярщика до должности ученика газорезчика. К сожалению, именно этот опрометчивый поступок моих старших товарищей, искренне пытавшихся продвинуть меня по карьерной лестнице и привёл к тому, что наша маленькая но дружная бригада распалась...

Единственное,что по прошествии лет я могу попытаться сказать в своё оправдание — я не хотел этого. Это была Судьба, ничем иным не объяснить цепь событий, последовавших дальше...

В один прекрасный зимний вечер, мы, как обычно, уселись в наш драндулет и двинулись из Кронштадта в Питер. Примерно посередине дамбы в машине стал явственно ощущаться запах газа.
- А не открылся ли у нас в багажнике баллон? - Задумчиво спросил дядя, затянувшись сигаретой и стряхивая за окно пепел.
- Да не должен, сказал доктор наук... Ты ведь хорошо затянул баллон, перед тем, как грузить его в багажник?
Все одновременно посмотрели в мою сторону, потому что именно мне был адресован последний вопрос. Я грузил баллоны в багажник, как имевший наименьшее количество учёных степеней.
Я попытался мысленно представить себе свои действия, предшествовавшие отъезду... Ничего конкретного в голову не приходило. Газом пахло всё сильнее.
Все сигареты были мгновенно затушены, и наш дряхлый одр, скрипя пружинами остановилсяна узкой обочине дамбы. Из открытого багажника повалил холодный туман сжиженного газа, заполнившего его за время нашего короткого путешествия.

Не буду перечислять здесь все эпитеты, которыми наградили меня участники концессии, размахивая руками над багажником и со страхом глядя на проносящиеся рядом автомобили, из окон которых мог в любой момент вылететь роковой окурок.
Нам повезло — сигарету никто не кинул, газ развеялся и мы поехали дальше.

На следующий день, заканчивая работу и памятуя о вчерашнем происшествии я решил перестраховаться — и слил остатки газа из баллона на снег, перед тем как загружать баллон в багажник.
Рядом с высокой красной кирпичной стеной, на девственно чистом снегу разлилось жёлтое пятно сжиженного медленно испаряющегося газа. Я подумал, что с точки зрения экологии Кронштадта, итак изрядно подорванной военными базами, это не самое изящное решение. Газ наверняка вреден для почвы, которая ждёт весны где-то там, под белым покровом, а потомки не простят мне отравления флоры и фауны, лежащей под ногами...
В задумчивости я зажёг спичку, отошёл на пару шагов, и бросил её в центр жёлтого круга.
Раньше я никогда не видел, как вспыхивает сжиженный газ, лишённый ограничений ввиде баллона или газового аппарата. Пламя взметнулось значительно выше человеческого роста. Я ощутил себя если не отцом водородной бомбы, то как минимум Прометеем, принёсшим огонь человечеству.

Не успело пламя утихнуть, как достаточно большое количество агрессивно настроенных людей в форме принялись лишать свободы как меня, так и ни в чём неповинных коллег.

- Вы что, спросил главный из военных милиционеров, вообще охуели тут?!!! За этой стеной арсенал Балтийского флота!!! Мы бы сейчас все на воздух взлетели, да и не только мы, всему Питеру мало бы не показалось!!! Сейчас сядете на всю жизнь, мать вашу так и растак!!!

Не знаю, каким образом дядя и доктор наук добились нашего освобождения. Очевидно, сыграла роль коррупция — ведь не без одобрения руководства базы мы резали на металл военное имущество...
Однако,из Кронштадта нас выперли, и концессии лишили. Я не был превращён в кадавр и не закопан в промёрзшую землю только из родственных отношений, но иметь со мной дело дальше бригада отказалась.

Так потерпела крах моя карьера, и стремительный взлёт с хуярщика до газорезчика был чудовищным образом приземлён моей заботой о будущем человечества.
Только это и спасло меня от настоящего ареста, которому подвергли бригаду на некоей железнодорожной станции, где они резали якобы списанные рельсы... Но это уже совсем другая история.
ссылка 0
поделиться
elRadistoGUN
На днях я был вытащен на некую интеллектуально-пафосную тусовку. Два режиссёра, какой-то толстопуз, дирижёр, ещё - кто -то всех не помню, ну и все с соответствующими девками.

Разговоры шли примерно в том духе, как в Вуди-Алленовском фильме "Эни Холл", где они стоят в кинотеатре, а сзади чувак парит свою спутницу про Феллини, и что он хотел этим сказать, и что в этом фильме ему что-то не удалось... Всё это перемежалось не менее интересными историями творческих и финансовых успехов собравшихся...

А я сидел тихо и слушал. Иногда на меня нападает такое настроение... Редко со мной такое бывает, но как-то молчалось, в основном.

И тут на меня соизволили обратить внимание, и дирижёр, который там был в роли души компании, спросил меня "А вот вы, Виктор, чем занимаетесь?"

Я ему отвечаю - А вот что Вас интересует. Как я деньги зарабатываю, или чем я занимаюсь для души? Это немножко разные вещи, хотя и лежат в одной плоскости... Но то чем я занимаюсь, меня немного не устраивает... Ну может даже не совсем немного. И поэтому у меня есть дело. Настоящее. Больше чем хобби. И я делаю свою работу, для того чтобы потом иметь возможность какое-то время быть самим собой. По выходным.

- Ну расскажите... Начните с работы, например...

- У меня не очень интересная и не очень престижная работа... Понимаете, говорю я, мне может быть как-то не очень легко в этой компании об этом говорить, но я не вижу смысла скрывать, что моя работа заключается в том, что я вожу троллейбус.

Знаете, не то чтобы меня это мучает, я это просто делаю. Да, меня конечно задевает, что троллейбус - это не настоящее. Он привязан к своим проводам, он держится за них рогами-удочками и ходит только по тем маршрутам по которым может. И другие участники движения это понимают. Все автомобилисты опасаются троллейбуса, потому что он большой и железный, но они понимают что с ним можно сделать всё что угодно - он не догонит. Он не может оторваться от своих проводов. К тому же, троллейбус питается электричеством. От него не пахнет бензином, он не производит собой ни малейшего намёка на внутреннее сгорание - а внутреннее сгорание это то, из за чего, на мой взгляд мужчина и овладевает управлением транспортными средствами... К тому же, знаете, когда, я думаю вы наблюдали такие моменты, когда эти удочки слетают с проводов и ты исполняшеь на морозе этот странный танец с канатами, и всё таки попадаешь на токопроводящую жилу, в этом тооже что то есть... В этой работе есть не только плохое. Некоторая борьба с собой, она для меня вся сконцентрировалась в процессе взаимодействия с троллейбусом. К тому же, это приносит деньги. Не так мало, как вам кажется... Есть губернаторские, президентские, премьерские надбавки, полный соц-пакет...

Я смотрю что все разговоры прекратились. Весь стол смотрит на меня, и на девку, которая меня привела. Она сидит уже красная, но не ржёт. Держится. Все остальные думают, что я её поставил в какое-то глупое положение, и типа она меня стесняется... Но при этом все уже какое-то время слушают только меня))).

Так вот, говорю я. Я вожу это рогатое существо только для того, чтобы иметь возможность заниматься настоящим делом. Это и хобби и призвание... Я посвящаю ему всё своё свободное время. Все выходные.

- Ну и? - Спрашивает дирижёр...

А по выходным... По выходным, говорю я, я...

Я вожу автобус.

***
15 июня 2011 12:13
ссылка комментировать
поделиться